Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

Categories:

О к/ф "Джанго освобожденный"

Не питая особого уважения ни к Квентину Тарантино, ни к Дмитрию Пучкову, все же считаю как сам фильм, так и комментарий к нему заслуживающими внимания - благодаря тому что наводят на интересные размышления.



Кино, по крайней мере модное и массовое - это художественная пропаганда. Режиссер может иметь какие угодно замыслы. Но поддержку, обильное финансирование и прочую раскрутку, без сомнения, получают лишь замыслы выгодные каким-либо политическим силам. Литература и театр "возродились" с изобретением печатного станка, позволившего тиражировать "правильные идеи"; по странному стечению обстоятельств львиная доля упомянутых жанров искусства по содержанию и есть популяризация этих идей. Местами талантливая и гениальная, спору нет, но если мы посмотрим на всплески этой гениальности - то увидим, что происходили они всегда на фоне обострения политической борьбы. Например, родоночальником русской литературы нередко называют протопопа Аввакума - и тут комментарии излишни. Золотой век в русской литературе - борьба за культурную независимость от Запада при Николае I, причем царь лично читал и поощрял Пушкина, Гоголя и другие таланты. Серебряный век - предреволюционное брожение в умах, размытие смыслов, переформатирование сознания.

"Из всех искусств для нас важнейшим является кино", - как-то откровенно признался Луначарскому В.И. Ленин. И был прав, поскольку по силе воздействия на умы кино уже тогда намного превосходило литературу. По мере развития кино литературе становилось все хуже и хуже - в том числе и потому, что кормить армию писателей и поэтов уже не было необходимости.
В 60-е годы прошлого века начинаются проблемы и у кино: всемирно известные режиссеры начинают говорить об упадке, о кризисе жанра; вместо "разумного, доброго, вечного" начинают снимать ерунду. Отменяется Кодекс Хейса, чтобы уже хоть чем-нибудь, хоть чернухой но завлечь зрителя в кинотеатры. Причина? Телевизор избавил власть имущих от необходимости выращивать талантливых режиссеров и актеров. Даже самый бездарный сериал при регулярном многократном повторении одних и тех же идей промывает мозги сильнее, чем сильная, яркая, но один раз просмотренная кинолента. Чего уж говорить о новостях, аналитических программах и различных ток-шоу, где "правильные идеи" помогают не только разжевывать, но и проглотить.

Интернет, шаг за шагом отбирающий аудиторию у телекомпаний, прибавил к этому разжевыванию реализма. Ток-шоу снимается по сценарию, где актеры, задачей которых например является популяризация безнравственности, могут играть плохо и неправдоподобно. Неискренним видится шоумен с четырьмя детьми, пропагандирующий чайлд-фри, или эффективный менеджер превративший свою корпорацию в тоталитарную секту, ратующий за либерализм, права человека и свободу слова. В интернете, сколько бы не говорили об обмане виртуальности, люди играют себя. Да, нередко нереализованного, но себя. Любая новость, любое событие обязательно обсуждается. И "правильные идеи", которые они естественно несут, как авианосец самолеты, в большом количестве, многократно усиливаются реальными, несыгранными эмоциями комментаторов. И люди верят этим эмоциям, как верят взаправду разбушевавшейся толпе, находясь посреди нее. Тут можно упомянуть о многом, например о выращивании в аудитории "эмоциональных наркоманов", вплоть до павловских рефлексов на ключевые слова - но это тема отдельного разговора.

Смотря старые фильмы поражаешься их вопиющей неполиткорректности. Недавно меня просто ошеломил в фильм "Северо-западный поход" ( Northwest Passage ). 18 век, фениморкуперовский фон событий, отряд рейнджеров отправляется в карательную экспедицию - зачистить район от индейцев. в походе командиром отряда, положительным персонажем нарушаются чуть ли не все "права человека", ставшие ныне священными камнями. Рядовой Райен не прожил бы там и дня: командир без тени сомнения бросает раненых умирать в болоте, и так далее. Но благодаря его запредельной жесткости в поддержании дисциплины отряд выполняет боевую задачу: находит стойбище врага и методично, планомерно убивает всех его жителей. Никто не ушел.

Но так или иначе, классический вестерн отличала привязка к историческим событиям, он был пропитан патриотизмом и как правило обосновывал аристократические претензии и цивилизационные заслуги американских колонистов и войск. Спагетти-вестерн как жанр кино в нашей цепочке художественной пропаганды примечателен тем, что с его помощью можно доказать практически любую идею. Исторические эпохи перемешаны, характеры героев состоят из сплошных крайностей, подвиги их мифические как у Геракла, отношения между ними просты и почти исчерпываются инстинктами, временные интервалы происходящего коротки.

Спагетти-вестерны стали гимнами либерализма, и перенос событий на выдуманный Дикий Запад произошел по понятным причинам: реальный Дикий Запад сделал бы "правильным идеям" только антирекламу. Ну, на самом деле, откуда взялись эти бандиты, мешающие жить "нормальным свободным людям"? Арендаторы, то есть толстосумы, посредством денежных знаков получившие землю от правительства США, выгнали с нее всех "нормальных свободных людей", часть из которых не пожелала вкалывать за гроши и из принципа пошла в бандиты. Но доходы правительства от земельных операций были так велики, что с бандитами разобрались - путем огромных денежных премий и системы тотальных доносов. Причем доносительство так глубоко въелось в менталитет американцев, что сильно и по сей день, хотя за него давно не платят. О. Генри подробно описывает тяжелую жизнь бандитов, вынужденных платить за молчание на каждом шагу и все равно жить в условиях перманентного предательства. Гуманность подобных мер нетрудно оценить, поразмышляв о том как сложилась бы, например, судьба того же В.И. Ленина, если бы кровавый царский режим "тюрьмы народов" назначил бы за него - живого или мертвого - хотя бы десять тысяч рублей, с расклейкой объявлений на всех столбах. Спас бы его шалаш в Разливе или не спас - хотя, впрочем, и в шалаше-то ему пришлось скрываться уже при Керенском.

Тема негритянского рабства, понятное дело, с завидной регулярностью "выпадала" даже из спагетти-вестернов, хотя казалось бы нет для этого никаких географических, исторических или иных ограничений. Так выпадал из реализма Горького крейсер Варяг, несмотря на то что был реальнее некуда. Он плавал мимо этого "реализма", и даже на дно пошел не туда. На "правильном дне" "великого реалиста" гнили опустившиеся люди, и только надежда на революцию могла вернуть их к жизни. Там не было места ни Варягу, ни подвигу его моряков, тем более во имя "кровавого царского режима". Немногим честнее был Некрасов, в героической обороне Севастополя увидевший лишь подвиг простых солдат. Офицерский корпус имел неправильное происхождение, жил на нетрудовые доходы и к подвигам был неспособен - только к воровству. Обласкав солдат из крестьян, Некрасов, как Доренко в былые времена, привычно менял выражение лица - ну хватит о хорошем, теперь поговорим о Лужкове начальниках:

Замечательно странное свойство
В нас суровый наш климат развил -
Забываем явивших геройство,
Помним тех, кто себя посрамил
Кто нагрел свои гнусные руки,
У солдат убавляя паек,
Кто, внимая предсмертные муки,
Прятал русскую корпию впрок
И потом продавал англичанам, -
Всех и мелких, и крупных воров,
Отдыхающих с полным карманом,
Не забудем во веки веков!


Наш суровый климат, по всей вероятности, развил и много других свойств - например, обличать "отдыхающих с полным карманом" со времен Некрасова на Руси принято живя ни в чем не нуждаясь где-нибудь в комфортабельном особняке, желательно в престижном районе, в парке на берегу моря. Наверняка многие лезут из кожи вон, рвутся повторить подвиг Василия Блаженного, но мешает суровая зима - это, правда, тоже отдельная тема.

Так вот, вестернов о том как линчуют негров до Тарантино мир не видел, и "Джанго освобожденный" открыл новый поджанр, наподобие евровестернов с Гойко Митичем, где все было наоборот: индейцы хорошие, а белые плохие. Война Севера и Юга не дошла до фазы полного уничтожения побежденного. Юг был колыбелью американской культуры, хранил культурные корни страны, на его стороне были симпатии народа, и он был помилован. Но пришло время, и старая, протестантская Америка стала помехой для новой толерантно-гомосексуальной культуры. Негр-президент уже был серьезным ударом, а к его второй инаугурации старой Америке решили вынести окончательный смертный приговор. Тарантиновский Джанго, взорвав усадьбу "злого плантатора", привел приговор в исполнение. Единственный положительный белый в фильме - немец. Виновные в экономическом кризисе, из которых сейчас начнут делать "козлов отпущения", благополучно найдены. Фильм "разжигает", и это еще слабо сказано.

Именно с пропагандистской точки зрения кино и представляет интерес; о художественных же достоинствах умолчу, ограничившись тем, что я его хоть и с трудом, но посмотрел "не перематывая". Если это и лучшее из Тарантино, то это лучшее из худшего; из трэша фильм вытащили своей игрой актеры, в первую очередь ДиКаприо. У Леонардо, кстати, русское лицо, немного татарское - наверняка среди его предков не обошлось без русских рабов, на которых долгое время, как в Америке на неграх, держалась экономика всего средиземноморского бассейна.

И вот незадача - кино, в высшей степени совестливое и рукопожатое при нынешнем курсе в США, оказалось крайне нежелательным в России, переплевывая по нерукопожатости даже Жерара Депардье. Оно, блин, разрушает миф о культурном Западе, на котором никто в жизни и мухи не обидел! Оно, всерьез покушается на святая святых - на либеральный постулат "Русские - нация подлых рабов"! Оказывается, были вещи пострашнее ужасов чекизма и сталинизма, и где? В колыбели демократии!

И повторил бы Квентин судьбу Депардье, если бы не сильнейший когнитивный диссонанс - в Америке-то аплодируют. И тишина. Либеральная общественность безмолвствует.
Tags: пропагандизмы
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments