Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

Categories:

О "каменных сердцах"

Некоторое время назад был забанен у Худиева, все не мог найти повода чтобы прокомментировать столь знаменательное событие. Но почитав обсуждение недавних событий в соборянах , а так же новую статью Худиева, подумал - а почему бы и нет? Вопрос тот самый, по поводу которого мы разошлись во мнениях (о толстовстве), вот его вовсю обсуждают, и как бы он касается не только меня, а взволновал широкие круги православной общественности -).

Вот что поведал о своем решении сам Сергей Львович:

1. Тут меня обличают в толстовстве, весь я как-то окотлеопольдился, впал в неуместную кротость и мягкость. Пересвет и Ослябля, а так же Финеес смотрят на меня с неодобрением. И правда. Надо выправлять перекосы. Я раньше никого не банил, опасаясь обидеть людей (вот где душетленное толстовство-то). Теперь, осознав неуместность и даже порочность такого долготерпения, буду предаваться ненависти ко греху, благочестивой ярости и гневу и поражать всех тяжким банхаммером. Пересвет и Ослябля одобрят. Истребив же нечестивых, можно будет снять премодерацию.

2. Уклонившись от богомерзкаго толстовства, дважды употребил банхаммер. Чувствую большое утешение.

Я не обиделся, и если бан так сильно утешил фронтмена "Фомы" - даже рад этому, но как говорится, "Платон мне друг, но истина дороже". Парадоксально, но Сергей Львович отнюдь не уклонился от богомерзкого толстовства, но лишь еще раз расписался в своей к нему приверженности. Пересвет и Ослябля воевали с иноверцами, и на "истребление" православных не посмотрели бы одобрительно.

Возьму на себя смелость выдвинуть следующие утверждения.
В православии всегда существовали верующие, неприемлющие любое насилие. Точно так же существовали верующие которые в некоторых случаях (выбор из двух зол) насилие допускали. "Допускающих" было намного больше, и их мнение преобладало. Поэтому мы в православной истории видим и войны, и казни преступников, и многое другое. При этом обе категории православных людей не ссорились друг с другом. То есть Пересвета-то мы знаем и чтим, вместе со святыми князьями (Владимир, Андрей Боголюбский, Александр Невский, Дмитрий Донской). А вот другие персонажи, выбегающие вперед пересветов с криками "нет!", "остановите эту ужасную бойню!", "вы все сгорите в аду, опомнитесь!" истории неизвестны. "Неприемлющие" распространяли свои взгляды сугубо на себя лично, и "не лезли в политику". Подмена, производимая сегодня, чем-то напоминает утверждение гей-пропаганды о том что "геи были всегда". Они, может, и были, но "в политику" никогда не лезли и не покушались на разрушение традиционной семьи - семья первичная ячейка общества, и разрушение ее общество уничтожит. В этом отношении геи современные - совершенно уникальное историческое явление. При этом я никоим образом не желаю унизить "неприемлющих" сравнением с геями - сравнение касается только способа подмены. Всегда в православной истории сохранялось понимание того, что общество, целиком отказавшееся от насилия во всех его проявлениях, становится нежизнеспособным.

Так вот: Толстой примечателен тем, что будучи "неприемлющим", в политику-то полез, и объявил всех "допускающих" православных негодяями, кощунниками и вообще нехорошими людьми. Выражаясь современным языком, он их "забанил", лихо перемахнув через заповедь "не осуждай", чем показал что толстовство несостоятельно уже теоретически. Мол, этого нельзя, но мне очень надо поэтому можно. Такого раньше не было. И как это и бывает с ересями, само толстовство приказало долго жить, православие живет и здравствует - но это почему-то не смущает современных православных либералов, которые пытаются оживить "покойника". Говорят, что Толстой сильно повлиял на Ганди, из-за чего может претендовать на успех последнего. Но я не нахожу это убедительным, поскольку в эпоху Ганди как раз происходил переход от колониальной системы к криптоколониальной. Когда все необходимое выжимается косвенными путями - через финансовые инструменты, например, что получается и дешевле, и безопасней. Обратите внимание, что мы всегда клеймим явления на уровне терминов, а не их последствий. А надо бы наоборот: когда люди страдают от нехватки самого необходимого, голодают, болеют; когда царит обман, разврат, лень и тунеядство; когда в обществе эпидемия каких-либо вариаций медленного и быстрого суицида - это ужасно плохо, как бы оно при этом не называлось.

К arguendi я отношусь прохладно, аргументы у него нередко притянуты за уши, посты зачастую носят провокационный, разжигающий характер. С arguendi я согласен еще реже, чем с Худиевым (но не забанен при этом), но это неприятие кроется где-то в деталях, в акцентах, в интонациях. Райкиновское что-то вспоминается: "у принципе, у принципе, ти апсалютна пырав. Но па сущству - ты соувершенно заблуждаешься". С чем я согласен - идет информационная война, и ЛГБТ-активист - это не просто мимо идущий гей или случайно попавшаяся под руку лесбиянка. Это солдат вражеской армии, как правило получающий за свою "активность" зарплату. А в случае с избитым "феменом" не как правило, а стопроцентно, и даже не рядовой солдат, а где-то обер-лейтенант, и к нему надо применять законы военного времени. Чем обернется для нас проигрыш в этой войне, Худиев, часто цитируя в своем блоге ужасы западной геекратии, прекрасно знает, но почему-то не делает выводов.

С чем не согласен - избит "фемен" навряд ли православными, поскольку одновременно с этим разгромлен офис "Фемен" в Париже, и это не наш почерк. Поэтому саму постановку вопроса в православной среде всвязи с произошедшим считаю провокацией - мы его не трогали, а получилось что виноваты.
Далее, подано все под каким-то горьковатым соусом: "так должно быть в христианском обществе". Получается - православие пропагандирует насилие, что не так; мы, повторюсь, его нехотя допускаем, когда выбирать приходится из двух зол. При этом конечно же сердце наше не на месте. Но, как справедливо заметил Бердяев, если мы смиряемся перед злом, то становимся его рабами, что уничтожает саму сущность христианства.

Мы должны отталкиваться не от радости за гематомы (смотреть на них без содрогания нельзя), а от разрушительных последствий фемен-пропаганды, мы должны заглянуть в лицо ЕЕ жертвам, увидеть их сломанные судьбы, расчеловечивание, боль и страдание. Вспомните видео с "перфомансов" Фемен - какие-то страшные, пугающие, неадекватные девушки, накачанные наркотиками, какие-то сумасшедшие лозунги о том что все остальные должны следовать их примеру... Становится страшно и больно за них и их детей - если, конечно же, они есть. Более того, отнюдь не все могут отгородиться от Фемен и иже с ними деньгами и Садовым кольцом, по сути КУПИВ таким образом праведность. Для многих людей сегодня проституция, наркотики, антисемейная пропаганда - вопрос отнюдь не теоретический, а очень даже жизненный. Такой, с которым пришлось столкнуться непосредственно и даже пострадать в этой связи.

Худиев же, начиная опровергать пропаганду насилия, скатывается в иную крайность. Если бы он отстаивал только свое право на подобный взгляд, все бы было поправимо. Однако он идет дальше, и заявляет что все православные должны быть такими же как он. В его публицистической деятельности видится определенная максима: заниматься апологетикой православия, ни на йоту не покусившись на святыни либерализма. Не удивительно, что arguendi оказался для него чрезвычайно удобным оппонентом, и Худиев написал целую статью про "каменные сердца".

Если человек не может спокойно взирать на происходящий вокруг разврат, то сердце у него - не каменное. Если же он взирает спокойно, то возможны два варианта. Первый - перед нами великий святой, достигший неимоверных высот праведности и смирения, либо человек который уже проделал немалый путь в этом направлении. Второй - перед нами ханжа, который выдает и даже продает отсутствие совести за смирение и кротость. Человек, проповедующий спасение через недеяние, не обязательно мудрец - намного чаще он просто лентяй, забывший, к тому же, евангельские слова: "Нет больше той любви, аще кто положит душу за други своя" (Иоанна 15-13)
Tags: либерализм, тезисы против православных либералов
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments