Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

Categories:

В защиту патриарха Никона - 2

В комментариях к статье про Никона интересуются:
А какие Вы знаете книги в защиту реформ? Желательно с богословским анализом изменений в богослужебных текстах и обрядах, и чтобы поменьше эмоций?

Несмотря на то, что я пояснил свою мысль, вопрос об оценке деятельности патриарха Никона старообрядцы упорно рассматривают как вопрос об ошибках при исправлении богослужебных текстов. Поэтому я поясню свою мысль снова и в последний раз.

Оправдывать раскольников, и осуждать патриарха Никона только на основании найденных ошибок при исправлении богослужебных текстов - все равно что требовать отставки правительства России на основании экологической угрозы, нависшей над городом Химки из-за решения прорубить просеку в близлежащем лесу. Раскол был таким же политическим театром, как Химкинский лес. Точно так же, как сегодня экологи и защитники деревьев внезапно обросли политическими требованиями, кинулись спасать Россию, для чего стройными рядами поехали за помощью к вашингтонскому обкому, раскольники 17 века тут же стали требовать нового патриарха, изменения курса государственной политики, и перешли к открытому политическому шантажу, организовав восстание на Соловках и заразив сепаратизмом все Поморье. Аввакум объявил себя патриаршим местоблюстителем (то есть "замом" царя), и открыто "руководил" русским православием, рассылая письма и "окружные послания".

Важная деталь - совершенно точным, стопроцентным маркером того, что мы имеем дело с политическим театром, является полная второстепенность, ничтожность повода, с которого он начинается. Как на броненосце "Потемкин", объявившем себя кораблем революции, где восстание началось с протухшего мяса. Ведь абсолютно ясно, что протухшее мясо было не причиной, а только поводом. Почему так? Ведь можно было придумать повод более весомый, более важный и значимый. И тем не менее всегда революции начинались с пустяка. Всегда "из искры разгоралось пламя", что в переводе на нормальный язык означает "из мухи делали слона". Видимо, политтехнологи всех времен и народов намеренно делали поводы максимально упрощенными, понятными, а далее начинала действовать иррациональная психология толпы. Поэтому собственно "справу", ввиду ничтожности ошибок, нельзя рассматривать как причину раскола, и уж тем более обрезать дискурс так, чтобы все сводилась к ошибкам в богослужебных текстах. История показала беспочвенность старообрядческих домыслов и натяжек: прошло много лет, но русское православие не откололось в арианство, не вступило в унию с католиками, не впало в ересь триязычия и т.п. Умозрительно же можно домысливать все что угодно, но это ситуация совершенно анекдотическая:
- Дорогая, не кричи.
- Ах, раз я кричу, значит лаю, раз лаю , значит я собака, если я собака, значит я сука. Мама, он меня б...ю обозвал!
А вот старообрядчество, расколовшись на множество согласий, явило православному миру отнюдь не пример для подражания, в том числе и в догматическом отношении.

Причинами конфликта была в первую очередь политика - царь всерьез замышлял отвоевать территории Византии у турок, и сесть на константинопольский престол. И в связи с этим он пожелал реформ, поскольку Россия была мононациональна и монокультурна. А греческая партия, в обмен на поддержку в ожидаемой войне с турками требовала "толерантных" уступок. На этом сыграла латинская партия, которая чтобы ослабить русское православие помогла организовать внутренний конфликт. Ей подыграл царь, который подставил Никона и укрепил свою власть, сделав большой шаг от двоевластия к абсолютной монархии. А старообрядческие вожди выступили в роли марионеток, на гордыне которых сыграли кукловоды. Вот что, к примеру, сказал Иван Неронов патриарху на Московском Соборе (с его же слов):

"Прежде ты имел совет с протопопом Стефаном и его любимыми советниками, и на дом ты к протопопу Стефану часто приезжал, и любезно о всяком добром деле беседовал, когда был игуменом, архимандритом и митрополитом. Которые боголюбцы присылаемы были государем к патриарху Иосифу, чтобы он по его государеву совету поставил одних в митрополиты, архиепископы и епископы, других в архимандриты, игумены и протопопы, и ты с государевым духовником Стефаном бывал тогда в совете, и никогда не прекословил, и при поставлении их не говорил: недостоин. Тогда все у тебя были непорочны, а ныне у тебя те же люди стали недостойны. И протопоп Стефан за что тебе враг стал? Везде ты его поносишь и укоряешь, а друзей его разоряешь, протопопов и попов с женами и детьми разлучаешь. Доселе ты друг наш был - на нас восстал."

Напомню, что "любимые советники" - это сам Неронов и его окружение, и эти "любимые советники", несколько протопопов (протоиереев) обвиняют законного патриарха, что он их не слушается, что он против них "восстал".

При этом я также обращал внимание, что надо отделять "был прав тогда" от "был прав сегодня". Подавляющее большинство аргументов, которыми козыряют старообрядцы - это аргументы недавнего происхождения. Сегодня, поскольку для нас вопрос "справы" не важен, мы ничего не собираем в копилку своей правоты. Мы закрыли эти вопрос. Раскольники же его не закрыли, и продолжают пополнять свою копилку, в чем им немало помогает светская историческая наука. И получается ситуация, когда у них некоторый перевес "по очкам" - который, правда, непонятно что им дает. Проблемы, возникшие в ходе исправления богослужебных книг, можно было решить мирным путем, но оппозиционная патриарху группировка воспользовалась ими в качестве повода для расправы с ним. С раскольниками нельзя было согласиться, поскольку они, как и защитники Химкинского леса, не оставили такой возможности - соглашаться разрешено строго со ВСЕМИ ТРЕБОВАНИЯМИ, а не только с сохранением в целости леса. В связи с явной провокацией вопрос "правильно исправили или нет" имеет более чем второстепенный характер, и от его решения мало что зависит.
А на сегодня проблемы совсем в другом - не мы старообрядцев считаем неправославными (мы их готовы принимать без покаяния), а они нас - и мириться они не желают. За столетия раскола сектантский дух исключительности окреп и вошел в привычку.

Но вернемся к Никону, который "тогда" и не мог знать результатов исследований 20-го века. "Тогда" у старообрядцев не было на руках многих из современных аргументов, и поэтому "тогда" они были неправы. Вот что писал Аввакум:
Мы же, задумалися, сошедшеся между собою; видим, яко зима хощет быти: сердце озябло и ноги задрожали. Неронов мне приказал идти в церковь (т. е. Казанский собор), а сам един скрылся в Чудов, седмицу в палатке молился. И там ему от образа глас бысть во время молитвы: "Время приспе страдания, подобает вам неослабно страдати". Он же мне, плачучи, сказал, таже Коломенскому епископу Павлу... потом Даниилу, костромскому протопопу, таже сказал и всей братии. Мы же с Даниилом, написав из книг выписки о сложении перст и о поклонех, и подали государю, много писано было".

Вот таким образом, "сошедшеся между собою", по-привычке минуя патриарха, через его голову, напрямую с царем и решала "братия" все церковные вопросы. Та же самая история произошла, когда Никон приказал арестовать протопопа Логгина:
"За что отдавать Логгина жестокому приставу? Нужно прежде произвести розыск... Тут дело великое, Божие и царево, и самому царю поистине следует быть на сем Соборе", - возмутился Неронов.

Соборно решать наказывать ли ссылкой одного священника! То есть, как я уже отмечал в первой статье, руководителями русского православия "братия" считала себя, а не патриарха, вела себя соответственно. Свое мнение навязывала в категоричной форме, а деятельности Никона препятствовала, срывая все его решения постоянными доносами царю. Подобным же образом "братия" действовала и в дальнейшем - приписывая Никону то, что он не говорил, возводила на него клевету, заставляя постоянно оправдываться, и даже открыто оскорбляла. Согласиться с ними для Никона было равносильным признанию справедливости оскорблений. Как терпел патриарх таких скандалистов - ума не приложу. Что написал Аввакум "о сложении перст и поклонех", осталось неизвестно, но вот выдержка из его более позднего письма царю (с комментариями митр. Макария Булгакова):

Мне кажется, что и сама тварь рыдает, видя Владыку своего в бесчестии, ибо Духа Святого называют неистинным в исповедании своей веры, а Христа Сына Божия не Царем на небеси (совершенная клевета!). Да и не одно то, государь, но и моровое поветрие немало было для нас знамением от Никоновых затеек, и агарянский меч десять лет стоит беспрестанно с тех пор, как Никон раздрал Церковь. Хорошо было при Стефане протопопе: все было тихо и немятежно ради его слез, и рыдания, и негордого учения; Стефан не губил никого до смерти, как Никон, и не поощрял на убиение. Увы душе моей бедной! Лучше бы мне скончаться в пустыне Даурской среди зверей, нежели слышать ныне, как Христа моего в церквах называют невоскресшим (новая клевета!)...
Он, Никон, не исповедует в своих новых законах Христа, во плоти пришедшего (ложь!), не исповедует Христа Царем (ложь!) и Воскресение Его, подобно иудеям, скрывает (ложь!); не называет Духа Святого истинным (ложь!), и сложение креста в перстах разрушает, и истинное метание в поклонах отсекает, и многими ересями людей Божиих и твоих наполнил, и инде в его книгах напечатано: духу лукавому молимся (ложь!).

Думаю, что вопрос о том "кто был прав тогда" на этом можно считать закрытым. "Религиозные репрессии" в 50-х годах были для 17 века крайне мягкими - несколько человек в ссылке, Павел Коломенский в тюрьме (где он правда умер через несколько лет). Если мы посмотрим на "цивилизованную Европу" тех времен, например Англию при Кромвеле, то увидим совершенно иную картину. Те жестокости, о которых любят вспоминать старообрядцы, начались в конце 60-х годов (спустя 10 лет, как Никон оставил патриаршество), и достигли своего пика в 1682.
"Справа" была начата, но не закончена Никоном. Патриарх не только в последствии разрешил "единоверие", то есть использование и старого, и нового обряда, но и сам, сняв с себя патриаршество, стал печатать богослужебные книги по старым образцам. "Справу" заканчивали совсем другие люди, филокатоличество которых несомненно - Паисий Лигарид, Симеон Полоцкий и другие, но именно эти люди и явились инициаторами суда над патриархом Никоном. С какой стати их ошибки считать никоновскими, а их деятельность - никонианством? Они же, во вторую очередь (тоже интересная деталь, указывающая на второстепенность "проблем" раскола), судили и вождей старообрядцев, переведя их в разряд "политических", подлежащих "градскому суду". То есть "Уложениям" 1649 года, претензий к которым "ревнители благочестия" не имели до тех пор, пока они не коснулись их самих. Сейчас старообрядцы негодуют на жестокость этих законов, но на Московском Соборе, где Никон молча выслушивал оскорбления Неронова, последний говорил иное:

"Вот ты укоряешь новоуложенную книгу (т. е. Уложение), посохом ее попираешь и называешь недоброю, а ты и руку к ней приложил, когда ее составляли, - в те поры называл ее доброю. Приложил руку из земного страха, ныне же на Соборе дерзаешь против той книги, потому что государь дал тебе волю. А любящие Бога не боялись нищеты, скорби и смерти, за истину страдали и стояли крепко, как ныне от тебя боголюбцы терпят скорби, и беды, и разорения".

Ход мыслей Неронова: до того как стать патриархом Никон поступал правильно (слушался "братию", хвалил "Уложения" и т.д.) а после, получив власть - неправильно. То есть "Уложения" Неронов одобрял. Страдающие за истину приплетены для красного словца, чтобы объявить Никона трусом. Что весьма необдуманно, поскольку тогда в трусы следует зачислить и самого Неронова - раз он не выступал против "Уложений", и не претерпел "нищеты, скорби и мести" от государя.

Но не это главное, в порыве горячности Неронов за пеленою собственной гордыни обнажает действительные причины недовольства среди народа. "Уложения" - это не только очень жестокие законы, но и окончательное закрепление крепостного права. Энергию возмущенного, но неграмотного народа направили с ложное русло, подняли его на борьбу против незначительных изменений в богослужебных текстах.

И вообще - как критика "справы" делает правыми вождей раскола? Неужели кто-то всерьез думает, что если бы править тексты доверили Аввакуму, ошибок стало бы меньше? Аввакуму, в котором раскрылся целый букет ересей гностиков, донатистов, циркумцеллионов, этнофилетистов, а также языческих суеверий? Самопровозглашенному местоблюстителю патриарха и самосвяту? Аввакуму, благословившему самосожжения: "сожегшие телеса своя, души же в руце Божии предавшие, ликовствуют со Христом во веки веком самовольные мученики"?

Я так и не получил ответа от моего оппонента - не кажется ли ему странным, что все исторические исследования последних лет направлены против Никона, и укрепляют аргументами и фактами преимущественно старообрядческие позиции? Первая причина уже была мною названа - это делается для ослабления РПЦ, по принципу "враг моего врага мне друг". Вторая - во имя продвижение этнофилетизма. Православие - мировой, глобальный проект, этнофилетизм же редуцирует его до уровня национальной религии, в качестве которой она, как и язычество, не опасна. Этнофилетизм в старообрядчестве маскируется красивыми словами (мол, мы возмущены ПОПРАНИЕМ СТАРИНЫ), но подобная маскировка весьма косметическая, и грамотного человека в заблуждение ввести не может. Русский вариант православия 16-17 вв старообрядцами полагается ЕДИНСТВЕННО ИСТИННЫМ, потому что он русский, потому что русские считаются лучшими среди прочих народов. Отсюда и вывод - мы сохранили веру в совершенной чистоте. И наоборот прочие народы ущербны, почему и не смогли сохранить православное Предание. Но если признавать, что русский народ особый, его бытие промыслительно и имеет глубокие христианские цели, цели эти не дают раскольникам права на буйно цветущую в их среде ксенофобию. Ибо сам Христос мыл ноги своим ученикам.

Многие же историки, вроде Бориса Успенского, да простят мне утрирование, смотрят на старообрядчество иначе: русский народ "вообще богоносный", и катился по истории как колобок мимо зайцы-волка-медведя. И от бабушки ушел, и от дедушки ушел... Мол, греки насадили на Руси свою идеологию, но не тут-то было. Не таков был русский народ чтобы лечь под нее, не таков был русский дух чтобы смириться. И наше особенное религиозное чувство произвело на свет нечто более чистое и возвышенное, чем византийское православие - русское православие, где первое разумеется преобладало над вторым. Мол, и св. Николая мы чтили по-своему (как язычники), НЕ ТАК КАК ВСЕ, и вообще. А на вопрос "а где же плоды столь противоречивых умозрительных конструкций" следовал ответ - так вот же, старообрядцы. И чтобы раскольники выглядели посолиднее в исторической ретроспективе, Борис Успенский помог им с историческими фактами, а они приняли эту помощь, не задумываясь, что она из чужого лагеря.
Tags: история, психология, секты, черная легенда
Subscribe

  • Рыцари толерантности

    Посмотрел недавно фильм "Рыцари справедливости". Скачал его еще давно и долго не решался смотреть, видя отзывы в духе "снято больными людьми для…

  • Ликбез для Ивана - 2

    Краткое содержание предыдущего ликбеза: капитализм в России не может привести к процветанию, потому что для этого нет объективных причин. Но в…

  • Непосредственно кака

    Я узнал об одноименном фильме из контекстной рекламы в интернете, "контекстность" которой давно вызывает вопросы. Смотришь, в примеру ролики Семина…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments