Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

О совместных молитвах во время исторической встречи

Оригинал взят у kiprian_sh в О совместных молитвах во время исторической встречи.
Просмотрим бегло текст "Совместного заявления", которое сделано "по итогам встречи Святейшего Папы Римского Франциска и Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Кирилла, которая прошла 12 февраля 2016 года в Гаване".
Пункты:
1. Мы воздаем благодарность...
2. мы обращаем наше слово...
3. мы с особенной силой ощущаем...
4. Благодарим Бога...
5. Мы скорбим...
6. мы надеемся...
7. мы хотим...
8. мы с болью наблюдаем...
9. Мы призываем... мы сопереживаем...
10. Призываем... Просим...
11. Мы обращаемся... призываем... Призываем
12. Мы преклоняемся... верим...
14. мы воздаем благодарение...
15. мы видим... мы озабочены...
16. мы предостерегаем... мы убеждены... призываем...
17. Наш взгляд обращен...
19. Мы обеспокоены...
20. Мы сожалеем...
21. Призываем... Выражаем озабоченность... считаем своим долгом напомнить...
22. Мы хотим...
24. Призываем...
25. Надеемся...
26. Мы скорбим... призываем...
27. Выражаем надежду...
_______________________________________
И вот вопрос.
Если перед нами совместное заявление, если все эти действия: призывы, выражения скорби, благодарности и надежд -- суть действия совместные, то отчего бы нам делать исключение для слов:
"Воссылаем молитвы ко Христу, Спасителю мира" (п. 11) и "обращаемся с надеждой к Пресвятой Матери Божией, взывая к Ней словами древней молитвы" (п. 30)? Есть ли у нас основание эти воссылания молитв также счесть совместными действиями?

Теперь напомню о 45-м Апостольском правиле:
"Епископ, или пресвитер, или диакон, с еретиками молившийся токмо, да будет отлучен".

Вместе с тем напомню ревнителям, что, согласно 15-му правилу Константинопольского Двукратного Собора, отступать от общения с Патриархом возможно только в случае открыто проповеданной ереси:
"<...> аще который пресвитер, или епископ, или митрополит, дерзнет отсупити от общения со своим патриархом, и не будет возносити имя его, по определенному и установленному чину, в Божественном тайнодействии, но прежде соборанго оглашения и совершеннаго осуждения его, учинит раскол: таковому святый собор определил быти совершенно чужду всякаго священства, аще токмо обличен будет в сем беззаконии. Впрочем сие определено и утверждено о тех, кои, под прдлогом некоторых обвинений, отступают от своих предстоятелей, и творят расколы, и расторгают единство Церкви. Ибо отделяющиеся от общения с предстоятелем, ради некия ереси, осужденныя святыми соборами или отцами, когда, то есть, он проповедует ересь всенародно, и учит оной открыто в церкви, таковые аще и оградят себя от общения с глаголемым епископом, прежде соборнаго разсмотрения, не токмо не подлежат положенной правилами епитимии, но и достойны чести, подобающей православным. Ибо они осудили не епископов, а лжеепископов и лжеучителей, и не расколом пресекли единство церкви, но потщились охранити церковь от расколов и разделений.



Мой комментарий.
Во-первых, да, речь идет об отделении от общения с предстоятелем именно в случае явной всенародной ереси, а не "под подлогом некоторых обвинений". Причем ереси уже "осужденной святыми соборами и отцами", когда предстоятель чуть ли не слово в слово повторил соборную формулу, однозначно причисляющую его к еретикам. Тогда можно "отделяться от общения прежде соборного рассмотрения" - потому что соборное рассмотрение этой ереси уже произошло; в остальных случаях надо ждать решения собора.

Во-вторых, если имела место совместная молитва, то и документ так бы и назвали: "совместная молитва", а не "совместное заявление". И на камерах мы увидели политическую встречу, а не молитву. Другой вопрос - какие политические выгоды для нашей Церкви могут возникнуть? Политические выгоды для католиков очевидны - они в своем большинстве воспринимают православных патриархов как "пап", в то время как у нас, если проводить аналогии с государством, не "президентская республика", а "парламентская". Католик думает - если наш "папа" договорился с их "папой", значит можно открывать шампанское. Но сколько было совместных заявлений у пап и константинопольских патриархов, даже "снятие анафем было" - православные тут же спешили "слить их" как не имеющие силы, поскольку не было соборного решения. Поэтому и мы вообще, и Четверикова в частности, не объявляли афонских монахов еретиками, что бы там не заявлял совместно с папой константинопольский патриарх.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments