Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

Categories:

Потеряв остатки совести

Прочел недавно статью прот. Ткачева КАК БУДТО В БУРЕ ЕСТЬ ПОКОЙ
Автор, не стесняясь в выражениях, клеймит революцию за то, что она сломала, покалечила множество судеб:

Любить революцию можно только ни бельмеса не понимая, что стоит, собственно, за этим словом, и никого не жалея. Или потеряв остатки совести. Или лишившись внутреннего центра тяжести, так что любой порыв ветра несет человека незнамо куда, а через полчаса несет уже обратно. Ну, либо за хороший гонорар в твердой валюте.

На мой взгляд, ситуация ровно обратная. Ругать революцию можно только ни бельмеса не понимая, никого не жалея, потеряв остатки совести, за хороший гонорар; более того - не уважая своих читателей, сваливая им, как свиньям, разный интеллектуальный мусор.
И на всем этом, как правило, стоит печать духовного вырождения.

Поясню свою мысль. Критики нашей революции - а у них на почве совестливой недостаточности всегда одна революция вместо двух - объявляют ее, во-первых, явлением случайным. Увы, революция явление закономерное, необходимое, имеющее объективные причины. Общественно-политические формации имеют свое начало и свой конец. Никто не объявляет бесовским наваждением, порчей, заразой и т.д. переход от рабовладения к феодализму, или от феодализма к капитализму. Вне зависимости от того, сколько судеб при этом сломалось - а сломалось их, вспомнить хотя бы английские огораживания, бесчисленное множество - никто не объявляет их "страшным, пропитанным кровью и множеством личных трагедий" злом.

Во-вторых, критики всегда либо бессовестно перевирают (Сталин убил деревню, всех хороших крестьян расстреляли а потом отправили в ГУЛАГ), либо лукаво уходят от оценки итогов нашей революции. Да, да, именно так же как это делает прот. Ткачев: "узнать историю не в схемах и датах, не в валовом продукте и уровне грамотности, а в живых лицах и судьбах". Уж очень им не нравится узнавать историю в объективных показателях. Совесть не позволяет. Другое дело - выбрать три-четыре удобных "лица", и на их примере вынести приговор миллионам. Особо совестливые, например Галковский, эти лица и судьбы вообще выдумывают:

Иванов-второй ("Иван II"), после роспуска своей части, вернулся в родной Энск, летом 1918-го по мобилизации как военспец попал в Красную армию. Комиссар полка Раппопорт сказал просто:
- Жена и сын - у нас. Если перейдёте на сторону белых, о том, что убьём их просто - и не мечтайте. Если сдадим город, тоже, знаете, то-сё... выжить в неразберихе им будет трудно.
Ночью Иванов-второй убежал к белым. Энск взяли через день. Жену Иванова нашли сразу. Она лежала во дворе бывшей земской управы. Ей заживо зашили трёхлетнего Серёжу в живот. На лбу трупа гвоздиком была прибита записка:
- "Хоть ты и Иванов-второй, а дурак. Раппопорт."


Таким образом, именно критики ни бельмеса в революции не понимают да и не хотят понимать. Возвращаясь к прот. Ткачеву, трудно не заметить, что даже "правильные" лица, специально извлеченные их архивов чтобы фальсифицировать выводы в нужную автору сторону, выбраны крайне неудачно. Никон (Бессонов), бывший епископ - разве революционер? Черносотенец, член Госдумы? Автор сам пишет, что в дальнейшем Никон работал в Центральной Раде. Это революционер-то? Далее:

Потом вдруг (или не вдруг?) благодарственной Литургией встретил крушение монархии, наговорив на свергнутого Царя кучу гадостей.

Да вся Церковь встретила крушение монархии "благодарственно", и весь Поместный Собор 1917 года тому подтверждение. Поэтому Никита (Бессонов) не "переобувался в воздухе", а лишь следовал за общецерковным мейнстримом.
Совестливо обойдена молчанием и история оставления им кафедры - съезд духовенства и мирян обвинил пастыря в коррупции, и по сути выгнал его, пользуясь всеобщим буйством демократического начала при Временном правительстве.

Как бы издеваясь над читателем, прот. Ткачев пишет:

"А ведь родись в более благополучные времена, быть может, скончался бы на кафедре почтенным архиереем, в благородных сединах и орденах, с репутацией защитника устоев и пастыря доброго."

И действительно! Ох уж эта подлая революция - ну не дала человеку спокойно воровать, сожительствовать с женщиной, плевать на мнение духовенства и мирян о себе, и скончаться "почтенным, в орденах, с репутацией защитника и доброго пастыря". Страшный сон для современных иерархов.

Илиодор Труфанов, опять черносотенец, антисемит, эмигрировал в США - тоже революционер? Типичный, ничего не скажешь, из серии "господа все в Париже". В биографии читаем: "в 1912 году подал прошение о снятии сана". А революция тут причем?

А ведь есть действительно яркие примеры, например митрополит Вениамин (Федченков). Один из лидеров белого движения, эмигрант, в конце концов примирившийся с советской властью, вернувшийся в СССР. Дружил с архиепископом Лукой (Войно-Ясенецким), скончался монахом. Оставил после себя множество литературных произведений, в том числе автобиографическое "На рубеже двух эпох".
Прекрасно написано, рекомендую к прочтению. Но хочет ли прот. Ткачев чтобы мы прочли "На рубеже двух эпох"? Нет, там слишком много горькой правды про тех, кого нынче принято восхвалять, и нет компромата на тех кого приказано ругать. Детей, зашитых заживо в живот, нет...

Вообще, знаковым в пропаганде "национального примирения" является отсутствие примирившихся. В реальной жизни их было много, но сегодня они забыты. И современные идеологи "примирения", и их исторические герои - всегда разжигатели вражды.

Ну и вообще ни в какие ворота не лезет пример Моисея Карцова. Как бы продолжая издеваться над читателем, автор обильно цитирует Корнея Чуковского, восторженно соглашаясь с его выводами. Но Корней Чуковский - атеист и социалист. Его монография о Некрасове превосходна - но в ней он разделяет именно те революционные идеи, против которых выступает прот. Ткачев. Даже если мы проигнорируем этот факт, нам все равно некуда деть тот атеистический аршин, которыми Чуковский измеряет величину Моисея как человека. Автор не только соглашается с "мерой", но и ужесточает оригинальный текст в собственном пересказе:

Потом газета умерла, диспуты смолкли. Затравленный народ стал жить тихо и перепуганно. Карцов торговал рогожами и жил в какой-то питерской дыре с женой и двумя детьми в нищете, напоминающей чахоточную Катерину Ивановну с голодными детьми из «Преступления и наказания».

Пропустим про "диспуты смолкли" и "перепуганно" в 1922 году. Но где "гонорар в твердой валюте"? Газета его закрылась потому что он решил помочь другу, напечатал номер из его статей, выпуск не продался, и Карцов обанкротился. Это духовное падение? А безжалостность где? Он жил не один и не для себя, а заботился о жене и детях, отдавал им последнее. Для атеиста Чуковского "неуспешность" могла выступать критерием истины, но разве таковы православные? Давайте тогда перепишем Евангелие, где строго скажем: Иоанн Предтеча был бомж и жил в какой-то дыре, а то и вообще между двумя камнями. И Христос был бомж, он занимался бродяжничеством. И апостолы были людьми из социального дна. О таких людях прот. Ткачев пишет:

Это ведь он «был ничем», но хочет «стать всем». Подобный клоповник, только не одинокий, а коллективный, есть и у Горького — «На дне». Оттуда, со дна, в шум улицы полезут жившие «на дне» и, судя по прямому смыслу слов, подонки общества, как только наверху заполощется, терзаемый начинающейся бурей, очередной революционный стяг.

И вот, возвращаясь к Евангелию - бродяги, бомжи, подонки, неудачники и прочие асоциальные элементы, будучи полнейшими ничтожествами, вдруг полезли из своих клоповников, из своих нищенских дыр, и вообразили себя "ловцами человеков", "царями", богами и пророками... Это - не я сказал. Но именно так придется понимать Евангелие, если мы согласимся с логикой прот. Ткачева и ему подобных. Я ничего не вижу православного в аргументах рассматриваемой статьи. То какое-то (языческое?) "равновесие" революция нарушает, "раскачивет" лодку подобно буре. То люди-неудачники - швейцар, уличный торговец... Господь только для солидных господ?

А вера - она теряется, когда пастыри начинают бессовестно, безбожно лгать. Как минимум вера в пастырей, а у кого-то - и в Бога.
И революция - не причина, а следствие этого вранья. Продолжим про автора - ни бельмеса не понимает в революции - раз. Жалеет ли он кого-то? Не заметил. О том, как капитализм перемалывает людей, сколько судеб он калечит, сколько смертей он несет, про духовную деградацию капиталистического общества - не писал только ленивый. Пронзительные произведения нашей и зарубежной классики, непонятные при советской жизни, читаются сейчас на одном дыхании. Перечитываю сейчас "Мартина Идена" - и все знакомо, смотрю фильм "Вольница" (1955) - это про нас... Как можно оставаться равнодушным к судьбам миллионов, ставших жертвами, скотом, игрушкой в руках капризных богачей? Как можно их не только не жалеть, но и ненавидеть, направо и налево хлестая их, как бичом, словами "человек-мышь", "дно", "подонки"? Потерял ли прот. Ткачев остатки совести? Безусловно. Подкреплена ли потеря хорошим гонораром? Судя по всему, да.

Немного особняком стоит вопрос о "внутреннем центре тяжести" - само по себе наличие такого "центра" не является благом. Мы не восторгаемся принципиальным убийцей, который за всю жизнь не изменил своим принципам. Не ставим памятники убежденным проституткам и растлителям малолетних. Другими словами, крепость в "хорошем" - благо, в "плохом" - несчастье. Очень удобно иметь "внутренний центр" когда ты богат, и вся вера сводится к теории о неполноценности бедных. Ничего трудного в крепости в такой вере нет, ну разве что надо потерять остатки совести. Но человек ищущий, способный переступая через гордыню исправлять сам себя - совесть не потерял.

Кто более угоден Богу - "алчущий правды" атеист или лживый пастырь?
Tags: жизнь не по лжи, заметки на полях, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments