Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

Category:

О пенсионной реформе

— Я же атаман идейный. И все мои ребята, как один, стоят за свободную личность.
— Значит, будут грабить.
(с) Свадьба в Малиновке


Недавно меня упрекнули, что мои убеждения сильно изменились за последние годы, что по мнению упрекнувшего, безусловно плохо.

Несмотря на вроде бы очевидный факт - да, я нередко пишу сегодня совсем другие статьи - не соглашусь с таким обвинением.

Одно дело, например, отношение к Платону - античному философу, а не частной лавочке, которая с некоторых пор почему-то собирает государственные налоги. Дело в том, что Платон уже умер, творчество его отлито в граните, на протяжении нашей жизни никак не меняется. И если мы например в молодости его обожали, а в зрелые годы ненавидели - факт смены убеждений на лицо.

Другое дело - отношение к тому, что живет параллельно с нами, и со временем меняется, иногда кардинальным образом. Живет себе человек - хороший семьянин, педагог, общественник - молодец ему. Потом он стал заманивать девочек в лес, там насиловать и убивать - и отношение к нему меняется на резко негативное, причем не в силу каких-то изъянов с нашей стороны. Наши убеждения при этом остаются прежними - но они в свете новых фактов дают в данном конкретном случае прямо противоположный результат.

Нередко бывает, что хорошее отношение выдается как бы авансом - за обещания сделать что-то нужное и правильное в будущем. В таком случае человеку или организации не надо ни насиловать, ни убивать чтобы отношение к нему изменилось. Бездействия, невыполнения своих обещаний - вполне достаточно. Иногда люди или организации просто завышают ту роль, которую играют в каком-либо социальном, политическом или экономическом процессе. Они не бездействуют, но, грубо говоря, изображают из себя ферзя, пока шахматная партия только началась и фигуры не вступили в бой. Но начинается обмен ударами, и становится очевидно, что это никакой не ферзь, а самая обыкновенная пешка. Тогда опять же не мы, а сама жизнь расставляет возомнивших о себе пешек на свои места. Случается, что объект нашей положительной оценки честно продолжает делать ровно то же самое, что и раньше. Но - обстоятельства изменились, и если раньше действия приводили к положительному результату, то сегодня - только к отрицательному. Неспособность идти в ногу со временем и действовать адекватно - вполне оправданно приводит к отторжению, в том числе и идеологическому, когда прежние правдорубы вдруг отказываются объяснять некоторые факты, начинают врать, юлить и изворачиваться. Вчера - поддерживал, сегодня - нет, что совершенно нормально. В конце концов, количество таки переходит в качество - раньше негативные аспекты какого-либо процесса тоже были, но еле заметны, вторичны, не играли существенной роли, ими можно было пренебречь. А сегодня они усилились, перешли в новое качество, и больше игнорировать их нельзя.

В общем, случаев когда оценки меняются, а убеждения нет - немало.

Критическое мышление появляется как реакция на постоянный обман везде и всюду; оно более материалистично, его, вспоминая Семина, "интересуют причины и следствия", факты и предпосылки. Голословные же заявления, идеальные маниловские конструкции - приравниваются к нулю; но другой защиты от обмана нет. Конечно, критическое мышление рискует попасть в ловушку. Библейсткий Иона был послан проповедовать в Ниневию, и грозил жителям города страшными карами. Жители послушались его, и наказания не последовало - при этом сам Иона оказался как бы в дураках. Предсказанное им - не сбылось, его подняли на смех, всвязи с чем он сидел за городом и плакал. Часто критик увлекается, и начинает действительно "желать плохого", чтобы все сомневающиеся убедились, насколько он прав; спор о ценностях, об идеях, мнениях, прогнозах таким образом переходит на личности, становится спором о собственной компетентности и значимости.

Поэтому важно: когда я критикую современную Россию, то при этом не желаю въехать в побежденную Москву на "Абрамсе", постреливая в из пулемета в ватников. Когда я критикую Церковь, то категорически не желаю, чтобы она превратилась в типичную постмодернистскую секту, которая вместо христианизации страны занимается отжимом недвижимости, умножением своих обид и выпиской счетов за них.

Так вот, о пенсионной реформе наиболее красноречиво говорит молчание охранителей. Слушайте русское молчание - говорил нам Роман Носиков. И вот уже несколько дней слушаю, как охранители молчат. Только самая редкая сволочь пытается вступить в бой с так называемыми "противниками повышения пенсионного возраста", нахваливая власть. С такой же убедительностью можно обливать грязью "противников принудительной ампутации глаз, рук и ног". Остальные, спрятав голову в песок, молчат. Потому что "пенсионная реформа" не вписывается ни в какие охранительно-идеологические рамки. Ее никак нельзя объяснить - ни внедрением в банду с последующей ликвидацией, ни хитрым планом, ни постепенным вставанием с колен, ни "посмотрите сколько у нас открылось новых заводов", ни вредительством Запада.

Когда пришли за мелким бизнесом, когда сносили ларьки - нам говорили, что они-де неэффективны, являются рассадником чего-то там плохого, и всем станет только лучше, если на их месте вырастет правильный супермаркет (который потом сгорит - но про ларьки уже никто и не вспомнит).
Когда пришли за дальнобойщиками, нам говорили что они своими жуткими громадными колесами портят нам дороги, за что их надо обложить всяческими датчиками и поборами. Глупость конечно - все транспортные поборы включаются в цену товара, и оплачиваем их мы с вами, когда ходим в магазин за покупками...

И вот пришли за всеми - пенсионерами будут все (кому посчастливиться до пенсии дожить, разумеется).
И сказать нечего. Разве что "ты виноват лишь тем, что хочется мне кушать" - но это политическое самоубийство.

То, что пенсии у нас не будет, мне было понятно еще в конце 90-х с помощью (хочется сказать "банальной эрудиции") обычной дедукции. Ограбили пенсионеров в 1991-м? Остались безнаказанными? Значит повторят снова, причем еще наглее и масштабнее.
С тех пор, правда, утекло много разной воды, иногда казалось что "жизнь налаживается", повышается уровень порядка и законности, но теперь очевидно, что 90-е снова вернулись. И, что интересно, перед грабежом населения власти снова провели идеологический белогвардейский артобстрел - с антисоветским кино, "очищением топономики от коммунизма" и памятниками преступникам. Уже тогда было понятно: будут грабить. Последние сомнения в этом развеялись после открытия "Ельцин-центра".

Последствия будут чудовищны. После пятидесяти найти работу нереально. И мысль о том, что завтра мазать на хлеб будет нечего, быстро избавит нас с вами от последних остатков совести, чести, морали, альтруизма и благонамеренности. Пройдет некоторое время, и сдвиг в сознании масс неизбежно произойдет, начнется другая жизнь в духе "умри ты сегодня, а я завтра".
Человек будет ощущать себя зэком на зоне, государство окончательно превратится во враждебный социальный институт, обмануть который станет не только можно, но и нужно, правильно, справедливо, да и просто жизненно необходимо. Криминал усилится, равно как и "террористическая угроза" - поскольку эти явления напрямую зависят от менталитета граждан и их жизненных перспектив; множество людей выброшенных за борт, "не вписавшихся в рынок", людей с ужасом думающих о завтрашнем дне - вот источник криминала и терроризма. Про коррупцию вообще молчу - чиновники с первого же дня работы будут воровать как можно больше , чтобы отложить себе на черный день.

Смотрел я недавно фильм "Мираж на льду", там есть интересное место про мироощущение американцев конца семидесятых. "Мысль о том, что завтра может быть хуже чем сегодня вызывала в обществе глубокую депрессию". Сегодня в России мы живем с мыслью намного более разрушительной - "завтра точно будет хуже, чем сегодня". Насколько хуже - мы не знаем, к чему готовиться - только догадываемся,
поэтому начинаем хапать, хапать и еще раз хапать, сколько хватает сил - потому что не знаем, хватит этого на жизнь или нет. Нас не радуют даже локальные успехи - потому что там, наверху, с нами могут сделать все что угодно, мы никак не защищены от произвола властей. Завтра пенсионный возраст могут сделать с 70 лет, потом вообще отменить пенсию и запретить пенсионеров.

И все это происходит тогда, когда Запад уже открыл пасть чтобы нас сожрать, чтобы расчленить страну, захватить ресурсы, отгеноцидить до 15 миллионов обслуживающего трубу персонала.

И тишина - ибо нет слов, чтобы охарактеризовать ими происходящее.
Tags: Святой Ельцин, либероканнибализм, революция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments