Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

Categories:

Доживем до понедельника

В предыдущей записи я в том числе написал о честных людях, упорных идеалистах, последние остатки которых уничтожаются современной реальностью. Хотелось бы пояснить свою мысль на примере советского фильма "Доживем до понедельника", на который я набрел через режиссерские обзоры Ивана Диденко. Иван ругал его в смысловом плане - мол главный герой слишком надменный, капризный, ранимый и бездеятельный, он не созидает, а картинно страдает и портит жизнь окружающим. И далее - мол, вот из-за таких как главный герой "страдальцев" в нашей стране был застой, советская власть трогать их боялась, поэтому она рухнула, пришли "бандиты с паяльниками" и быстро привели советских идеалистов к общему знаменателю, или другими словами подвергли их насильственной перековке в "нормальных людей". Последнее видится Ивану положительным результатом, в чем он конечно же неправ, что тем более удивительно, что весь фильм "Доживем до понедельника" как раз посвящен проблеме выживания идеалистов "в миру". Если бы его снимали сегодня, название выбрали бы типа "Идеалисты vs нормальные".

Напомню вкратце сюжет - вторая половина 60-х, главный герой - мужчина старше сорока, который работает в школе учителем истории. Семьи у него нет, работа не соответствует его уму и таланту, и он страдает от одиночества и нереализованности. Конфликты между взрослыми, между учителями по-разному смотрящими на жизнь, соседствуют с точно такими де конфликтами между учениками, где тоже есть свои успешные и рациональные, нацеленные на успех дети, и ранимые но честные идеалисты, которые тоже страдают. Таким образом, проблема "кем быть" многократно преломляется в их мыслях и поступках, постепенно обретая законченное решение.

Вначале "кем быть" непонятно - споры и конфликты между инакомыслящими учителями и учениками ничем не заканчиваются, повисая в воздухе, оставляя каждую сторону "по-своему правой". Например, спор главного героя с директором школы, в котором позиции сторон - назовем их условно "честной" и "компромиссной" - проявляются с предельной ясностью. Главный герой не может совершить ни одного низкого поступка, к которым оно относит и стяжательство, и карьеризм, он осуждает и презирает их. Директор возражает - да, порой приходится идти на компромиссы с совестью, и совершать не самые благородные поступки - но ведь для пользы дела! Мы, хоть и не всегда чистыми руками, но строим новый, лучший мир - а вот ты тунеядец, который хочет прийти в уже готовый, построенный мир "с чистыми руками", не замаравшись, но и не приложив своих созидательных усилий.

Но не понятно, почему директор, а вслед за ним Иван Диденко обвиняют главного героя в бездействии - он вполне себе созидает, учит детей, причем учит хорошо, на совесть. Чего он не делает - так это карьеру, как и его компромиссное окружение. И я отлично понимаю, почему. В русской культуре не принято даже говорить о себе в превосходных степенях. А карьеристу необходимо не только постоянно льстить начальству и себя нахваливать, но и топить других кандидатов на желаемое место, отбирая тем самым их миску с едой. Конечно же, это низкий поступок. У главного героя есть многое - и талант, и амбиции - но он не может "как все". Ему хотелось бы, чтобы не он, а его заметили и возвысили. А его не заметили. Поэтому он страдает - чтобы реализовать себя ему нужна другая работа, но для того чтобы ее получить надо переступить через свои принципы, что сделать он не может. Принципы для него дороже.

Проблема решается в финале фильма, в кульминационном уроке истории о восстании на крейсере "Очаков". У доски отвечает ученик из "компромиссных", рассказывая о том что восстание не имело шансов на успех, поэтому поступок лейтенанта Шмидта был наивным и глупым. Главный герой возражает - без таких людей и поступков не было бы революции. Общество не может существовать без наивных и глупых идеалистов, и "компромиссные" не вправе их осуждать. Эта мысль сию же минуту "закрепляется, зазерняется в катарсисе" (шутка, недавно пересмотрел "Осторожно, модерн!") - выясняется что ученик их "честных" совершил из добрых побуждений хулиганский поступок, и главный герой бросается спасать "своего" от разъяренных директора и завуча. Он - честный. Он - не со зла, просто натура ранимая. Надо понять и простить. Спасение заканчивается успешно.

Получается, что быть можно кем угодно - компромиссным-успешным-эффективным или честным, принципиальным но не успешным - это каждый выбирает сам. Но нет линии жизни, "единственно верной" для всех. И первые, и вторые в обществе нужны. Поэтому их споры о том кто больше прав постоянно повисают в воздухе, оставаясь без победителей и побежденных. Директор позволяет главному герою разговаривать с собой, своим начальником, совершенно бесцеремонно, потому что понимает - такие люди, "честные", нужны, без них никак. Более того, если они что-то настойчиво требуют, надо дать им желаемое. Нельзя перековывать их в "компромиссных" - наоборот, нужно относиться к ним с большим уважением, и если и вторгаться в их хрупкий внутренний мир, то сняв предварительно свою грязную обувь. Они должны оставаться УВАЖАЕМЫМИ членами общества. И действительно - один компромисс с совестью, второй, третий, пятидесятый - и глядишь, хороший человек превратился в негодяя. Если постоянно не иметь перед глазами людей, которые своими принципами не поступаются, если не удовлетворять "честных" в их, казалось бы, наивных глупостях - весь мир скатится в тартарары.

Поэтому неправ Игорь Диденко, который радуется что бандиты в 90-х извели всех идеалистов в нашей стране, сделав их "нормальными", попутно, кстати, подтверждая мою мысль о геноциде честных людей при капитализме. Действительно, в советское время проблема ""честные vs компромиссные" широко отражалась в искусстве, от серьезных жанров до юмора (Жванецкий, Хазанов дают тому множество примеров). Сегодня проблема нигде не отражается - на мой взгляд, из-за успешно произошедшего геноцида "честных". Нет человека - нет проблемы.
На ум приходит разве что честный гаишник из "Нашей Раши", но это откровенное издевательство, закрепляющее победу зла над добром. Кого бандиты в 90-х паяльником не перевоспитали, того наше правительство "привело в норму" позднее. Господин Медведев, например, указал бы главному герою, учителю, на необходимость "пойти в бизнес" - страшно представить последствия, но Димон у нас не из сентиментальных. Никак не отражен в нашем искусстве массовый исход из профессии врачей и учителей - капитализм в принципе признает нормой только одну, направленную на максимизацию дохода линию поведения.

Вот почему, без идеалистов и идеалов наше государство и общество катится по наклонной. Мы по пути компромиссов с совестью с каждым годом опускаемся в нравственном отношении все ниже и ниже - но некому нас остановить. Православная по сути идея о том, что мирские и монашествующие люди должны мирно сосуществовать друг с другом, сохранилась даже в атеистическом СССР, как мы видим из фильма "Доживем до понедельника". А сегодня, в капиталистической России, она утрачена чуть менее, чем полностью. Поэтому мы - не доживем.
Tags: заметки на полях
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 24 comments