Николай (nikolay_zaikov) wrote,
Николай
nikolay_zaikov

Category:

О мошенничестве

Клим Жуков с Реми Майснером неплохо прошлись по теме, которую я затронул в предыдущем посте - эпидемии мошенничества в медицине и фармацевтике.



На днях в реале имел обширную дискуссию о мошенничестве с оппонентом-охранителем.

Невменяемые охранители, вроде Гозмана (который относительно Путина, конечно, оппозиционер, но по отношению к капитализму - охранитель) - вообще отрицают в данном случае криминал, по их мнению люди сами за себя отвечают, и если их мошеннически обманули - они сами виноваты. Мой оппонент попытался пойти по такому пути, но я стал перечислять статьи УК, которые, по подобной логике, легко сводятся к вине потерпевшего, и таким образом, декриминализуются. Например, хулиганы вечером избили по дороге домой. Почему не учился драться? Почему вместо того чтобы сидеть в интернете не сидел на шпагате? Почему вместо библиотеки не ходил в спортзал? Почему не обзавелся физически крепкими друзьями, почему не прогуливался с ними за компанию? Сам виноват. Проникли в квартиру, украли вещи? Установил на дверь недостаточно надежные замки. Торговля наркотиками - тоже во всем виноваты сами покупатели - и так далее. Можно не на потерпевших, а на силовиков вину свалить - мол полиция, ФСБ, пограничники, таможня и так далее плохо делали свою работу.

Поняв что несет чушь, мой оппонент нырнул в другой темный демагогический переулок: факт мошенничества, оказывается, практически невозможно доказать - там "слово против слова", юридически патовая ситуация. А если договор подписал - вообще беда. Поэтому и сделать с эпидемией мошенничества ничего нельзя.

Я, честно говоря, крайне слабо разбираюсь в юриспруденции. Но давайте представим себе такую ситуацию: некто украл велосипед, его поймали, и он говорит: владелец велосипеда дал мне его покататься. Владелец же велосипеда настаивает, что таких договоренностей не было, а велосипед тупо украден. И получается как будто бы все то же "слово против слова". Но что-то мне подсказывает, что в такой ситуации суд примет сторону владельца - по крайней мере, доказывать "мне разрешили покататься" придется тому кто на нем "катался".

Другими словами, презумпция невиновности в ряде ситуаций, когда невиновность маловероятна, не действует. А саму вероятность мы берем из жизни. И если жизнь изменилась, и мошенничество в торговле, в политике, в медицине, в банковской и так далее деятельности стало массовым и наиболее вероятным явлением - почему его до сих пор "трудно доказать"? Почему мошенники до сих пор защищены презумпцией невиновности?

Например, как боролись с мошенничеством в торговле акциями - стали смотреть курс этих акций на дату сделки, и не соответствующие курсу сделки относить к мошенническим. Что мешает это делать с автомобилями - сколько какой автомобиль стоит на дату покупки - несложно узнать, если сложно - обязать всех продавцов ежедневно формировать прайсы и отсылать их в какой-нибудь статистический орган. Кассовые аппараты поставили везде, которые в режиме онлайн сливают информацию о продажах - то же самое можно сделать и с прайс-листами. И если на дату покупки машина стоит миллион, а человеку ее продали за миллион триста - налицо факт мошенничества. На сумму в триста тысяч рублей - что намного больше, чем существенный ущерб при краже (5 тысяч рублей).

Далее, серьезная проблема в том, что продавцы за свои слова ответственности не несут, могут легко отказаться от своих слов - мы такого не говорили, вы неправильно поняли и так далее. Случались ли у нас подобные ситуации где-либо еще, как их решали? Случались, и много где, например при допросе свидетелей и подозреваемых - и "мы такого не говорили", и "вы нас не так поняли" сплошь и рядом в полный рост. И что - нельзя никак побороть? Можно - допрашивать в форме протокола, чтобы все сказанное было недвусмысленно и имело юридическую силу. Ну так и продавцов можно обязать консультировать покупателей в форме протокола, а в наш век цифровизации и гаджетов - можно и приложение придумать для смартфона, и терминалы специальные, и все что угодно. Было у нас мошенничество с паевым строительством - сделали эскроу-счета (деньги с которых можно снять только после сдачи жилья) - правда, не с целью обезопасить покупателей, а с целью натянуть всех застройщиков на кредиты. Но идея-то хорошая, могут, могут если захотят! Почему с автомобилями нельзя сделать эскроу-счета? Почему нельзя тупо запретить договора, где предоплата не возвращается, почему нельзя запретить торговать автомобилями ООО, на балансе которых только стол и стул? Почему нельзя ужесточить наказание за мошенничество, ведь если наказание слишком мягкое и не останавливает преступников, его надо ужесточать, это само собой разумеется, потом хуже будет.

Поэтому вывод: "могут бороться с мошенничеством, но не хотят" - очевиден. Государство стоит на страже интересов крупного капитала, который преступными, мошенническими путями зарабатывает огромные деньги. Поэтому когда наша правоохранительная система видит вора, укравшего эквивалент 5 тысяч рублей, то она четко знает что с ним делать. А когда она видит капиталиста, ущерб от деятельности которого - миллионы и миллиарды рублей, то его вину почему-то "очень трудно доказать". И если даже кого-то накажут, то только рядовых исполнителей, а не организаторов и главных выгодополучателей преступлений.
Tags: капитализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments