Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Юрий Олеша и его "Зависть"

Смотрел я недавно "Плохой сигнал" про Дудя и "Серпантинку". И там мельком упоминался советский режиссер Абрам Роом - мол, снимал он поначалу всякий трэш и артхаус, воспринимавшийся крайне неоднозначно, поэтому не мог иметь влияние на руководителей страны. В качестве примеров приводились фильмы "Третья мещанская", про любовь втроем, и "Строгий юноша", про любовь молодого парня к замужней женщине сильно старше себя.

Выставив Роома эдаким советским Тинто Брассом, Тубус конечно же смухлевал. "Третья мещанская" отнюдь не пропагандирует любовь втроем, а неприкрыто стебется над ней, и даже конкретно над Владимиром Маяковским и Бриками. "Строгий юноша" тоже ни разу не пропаганда половой распущенности, но мельком просматривая кинокартину, я вдруг ощутил дежа вю. Нечто нездоровое и хорошо знакомое. Так бывает иногда; помню, как пересказывал другу рассказ "Срезал", и на середине он прервал меня вопросом: "Это Шукшин написал?" С удивлением стал выяснять, как друг смог точно узнать автора, и получил ответ: "Есть в нем какое-то характерное, больное, уязвленное самолюбие - ни с кем не спутаешь". И вот примерно похожее ощущение возникло у меня при просмотре "Строгого юноши". Погуглил - автор одноименной повести и сценария - Юрий Олеша. Тот самый, который написал "Три толстяка" и "Зависть".

"Зависть"... В студенческие годы, маясь от безделья, взял в библиотеке почитать что-то типа антологии советской прозы двадцатых годов, "там было телок много и нервы как канат" -). Но "Зависть", вне сомнения, был экспонат наиболее врезавшийся в память. Похожий шок я испытал в детстве, когда смотрел фильм "Кладбище домашних животных", в момент когда маленький мальчик, жутко хихикая, бегал за мамой с окровавленным ножом. Collapse )

Хроники крутого пике

Еще никогда падение России не было таким удручающим.
Хороших новостей в принципе нет и не предвидится.
"Пенсионная реформа" и повышение налогов.
Убийство Захарченко.
ВСУ продолжают обстреливать пригороды Донецка.
Новые пакеты санкций сыпятся на нас как из ведра.
Упал рубль.
Лондонский суд дал Украине отсрочку по уплате России 3 миллиардов долларов долга.
Украина (и не только) арестовывает имущество российских компаний.
На Украину прибыли экзархи Константинопольского патриархата.
Позор с Петровым и Башировым в прямом эфире. Победа Британии в деле Скрипалей.

И все это происходит на фоне беспрецедентной лживости российских СМИ. Так, например, ими упорно замалчивается трагедия в Армянске - уже две недели там творится сущий ад, но об этом - ни слова. Армии злобных троллей атакуют любого, кто пытается поднять этот вопрос.
И начинаешь понимать - наверное, такой ад много где еще. Но мы про это ничего не знаем из-за лживости СМИ.

И так - в аномальном пространстве из сугубо плохих новостей - мы живем уже давно.
Тексты путинских охранителей опустились так низко, как не опускался даже "склад свидомых перемог".
"Все унижают и ссут на Россию потому, что она стала слишком великой, могучей и непобедимой, стала центром мира, что вызывает зависть и ревность... Это подлинная победа России..."
"Все унижают и ссут на РПЦ потому, что она стала слишком великой, могучей и влиятельной, она стала центром мирового православия, что вызывает завить и ревность... Это воистину торжество российского православия..."

Что происходит? Россию сливают? Это конец?

Старые гравюры - Карьера проститутки

Originally posted by byzantine_way at Старые гравюры - Карьера проститутки


На изображении: В ловушке сводницы

Молл Хэкэбаут прибывает в Лондон в гостиницу Белл Инн на Чипсайд. Художник делит картину на 2 части, изображая доброе и злое в левой и правой частях соответственно. С правой стороны видна разрушающаяся штукатурка гостиницы, из которой выходят печально известный гуляка полковник Френсис Чартерис и его сутенёр Джон Гурлей, конкурирующий со сводницей и содержательницей борделя Элизабет Нидэм (Матушка Нидэм) в покровительстве над Моль-проституткой. Чартерис с довольной ухмылкой предвкушает удовольствия, которые ему даст молодая проститутка. В левой части гравюры, где стены зданий крепки, лондонцы игнорируют разыгравшуюся сцену совращения провинциалки: беспечному священнику безразлично положение девушки, как и его лошадь, свалившая груду кастрюль. Тем временем, Матушка Нидэм осматривает Молл как лошадь при покупке. Намек содержится в гусе, к которому прикреплена записка: «Любимой кузине на Тэмс-стрит в Лондоне» (в оригинале «My lofing cosen in Tems Stret in London»); этот «кузен», возможно, был вербовщиком.

Картина наполнена играми слов и двойными значениями. Вывеска гостиницы (Bell Inn) со звонком может быть отнесена к Belle (фр. Красавица), девушке, недавно прибывшей из провинции, и повторяет отчасти силуэты Молл и Нидэм. Ножницы и игольник, висящий на руке Моль, говорят, что она — швея; мертвый гусь — доверчивость Молл. Падающая груда кастрюль символизирует «падение» Молл.
Read more... )